scorokhod


Ю а вьюин Скороход'с джорнал


Previous Entry Share Next Entry
Вознесенье
scorokhod
Мысли, зафиксированные в предыдущем посте, возникли не сами по себе. За прошедший месяц я побывал, по крайней мере, в двух местах, где время если не остановилось вовсе, то очень сильно притормозило. Такие поездки очень хорошо проветривают голову, становится очевидным, что какое-то движение сохранилось только в городах, деревне же приходит хотя медленный, но неминуемый конец.



Обычное село за пределами Московской области при удачном раскладе постепенно превращается в дачный поселок, с процентом постоянно проживающего населения равным в лучшем случае пятидесяти. В худшем случае деревня попросту исчезает. Но это вполне закономерный процесс, учитывая отсутствие работы, инфраструктуры (почта, сельсовет и магазин не в счет), и неких, даже призрачных намеков на изменения к лучшему. Еще больше ужасает осознание того, что в условиях нынешних реалий выхода из сложившейся ситуации попросту не существует. С другой стороны, несмотря на все сложности, что-то еще живет, местами даже развивается, и этот факт не даёт окончательно поверить в неотвратимую безнадежность ситуации.


Итак, сначала о селе Вознесенье, расположившемся по пути из Тарусы в Алексин. Сюда я приезжал дважды с перерывом в неделю.

Первое, что видишь, когда въезжаешь в село, это автобаза, сначала кажущаяся заброшенной. С одной стороны, неожиданно приятно вновь встретиться с предметами из далеких воспоминаний, объектами, казалось, исчезнувшей навсегда материальной культуры. С другой стороны, осознаешь, что в России сохранившаяся с 50-х бензоколонка не показатель трепетного отношения к прошлому, а только признак отсутствия средств на новую. Если купят новую, старую тут же равнодушно порежут на металлолом.

Вознесенский колхоз еще не разорился окончательно, как тысячи подбных по стране, поэтому здесь сохранился небольшой автопарк из прошлого. Тут есть те самые бело-голубые сто тридцатые ЗиЛы и пятьдесят третие ГАЗы, с аппетитом кушающие 76-й бензин.

Автопарк села Вознесенье

Есть Беларуси разной свежести.



Есть гусеничный трактор и комбайн.



Ну и, конечно, есть К-701, куда без него.



Но брошенной техники в разы больше.

















Еще здесь сохранились три бензоколонки разных эпох, такие сейчас уже мало где найдешь.
Самый старый, но, тем не менее, единственный работоспособный экспонат. Как я уже говорил, его не сдали в металлолом только потому, что новее ничего нет.

Старая советская бензоколонка в селе Вознесенье

— Без давдцати семи сто 76-го, пожалуйста.



Колонка поновее:



А это, вообще, индийская экзотика, ТРК фирмы «Ларсен, Тубро и Ко» (Larsen & Toubro), сделанная специально для СССР.

Бензоколонка Larsen & Toubro Pacemaker

Яндекс о таких ничего не знает.

Larsen & Toubro Pacemaker GS 31311

Остальные ГСМ черпают ведром прямо из цистерн.



Баба Настя уже на пенсии, здесь подрабатывает сторожом. Трактористы, говорит, выпить любят, а вот новый директор мужик попался толковый, непьющий :-).



«А работать людям то особо и негде» — рассказывает она дальше. «Колхоз, почта, школа, три магазина, администрация и детский сад — все, что есть в селе. А в Тарусу работать не наездишься, автобус ходит дважды в день, причем в неудобное время, на своей машине на бензин больше уйдет. Поэтому те, кто попутевее, уже уехали жить и работать в город, приезжают только на выходные. А тем, кто остался, ничего не делают, только пьют…»

Наиболее распространенный в России способ снятия внутреннего напряжения и отстранения от реальности здесь действительно весьма популярен.



Борьба с разрухой идет с переменным успехом.
Магазин еще держится,



а баня закрылась.



Почта (на заднем плане) работает, а вот столовая теперь лишь достояние истории.



В 2004-м, после восьмилетнего перерыва, открылся детский сад. Средства на восстановление выделил Российско-Швейцарский благотворительный фонд, между прочим.



Котельную же разобрали на кирпичи.



Здание больницы собираются восстанавливать, но будет здесь уже ночной клуб.









Из новостроек только дома дачников, МТС'овская вышка и вот эта горка.



Главная местная достопримечательность, церковь Вознесения Господня и иконы Казанской Божьей Матери, приход которой в минувшие времена был многолюднее Тарусского, сейчас находится в сложном техническом состоянии.

Церковь Вознесения Господня в селе Вознесенье Тарусского района

История церкви уходит корнями в восемнадцатый век. Строительство храма на средства Сергея Алексеевича Чаплина было завершено в 1784 году. Особенность церкви в том, что она, как немногие храмы Калужской епархии, была построена по индивидуальному проекту.

«...Вознесенская церковь (1784) — это тоже историческая ретроспекция, только в архитектуре. В выразительном памятнике, обладающем большими художественными достоинствами, нет и тени упадочнической вялости форм или усталости стиля. Но перед нами не идеальный образец классицизма, стиля, к тому времени уже давно завоевавшего прочные позиции в искусстве России, а поздняя интерпретация центрической композиции «московского барокко». Памятник вобрал в себя многие архитектурные приемы и формы, бытовавшие в русском зодчестве конца XVII — начала XVIII века.
Лепестковое в плане основание, открытое гульбище вокруг верхней холодной церкви и высокий купольный свод, несущий граненый световой барабан с главой, — все это питало русскую архитектуру еще в петровские времена. Из арсенала форм московского зодчества первой четверти XVIII века взяты полукруглые фронтоны на четверике со скошенными углами, да и вся система плоского кирпичного декора. Лишь оформление окон нишами-окантовками с накладными досками восходит к архитектурной практике классицизма».

Ни в тарусском, ни в калужском архивах снимков храма не сохранилось. Фотографию церкви в исконном ее виде удалось найти лишь в частной коллекции потомков последнего настоятеля.

Так храм выглядел в 1915 году.

Церковь Вознесения Господня в селе Вознесенье Тарусского района. 1915 год

Современный макет, сделанный на основе этой фотографии.



Семья последнего настоятеля церкви незадолго до революции.

Семья последнего настоятеля церкви Вознесения Господня в селе Вознесенье Тарусского района

В 1919 году храм закрыли, гульбище и колокольня были разрушены. В разное время помещение храма использовалось как мельница, склад, конюшня, затем вовсе было брошено.
Фото 50-х годов XX века.

Церковь Вознесения Господня в селе Вознесенье Тарусского района. 50-е годы XX века

Статья в тарусской газете «Октябрь» за 17 июня 1994 года.



Все эти материалы собрал в большой альбом Виктор Владимирович.



Он и Марья Васильевна разделяют основную часть организационных забот прихода.



Для восстановления храма в первоначальном виде, учитывая его нынешнее состояние, необходимы немалые средства, собрать которые прихожанам не под силу. К тому же, вероятно, одна из стен храма треснула, что может сделать реставрацию в принципе невозможной.

На первом этаже сохранились лишь стены.

Церковь Вознесения Господня в селе Вознесенье Тарусского района. Первый этаж

Второй этаж не использовался, но время и местная молодежь не пощадили роспись сводов.

Церковь Вознесения Господня в селе Вознесенье Тарусского района. Второй этаж

От купола остался один каркас.

Церковь Вознесения Господня в селе Вознесенье Тарусского района. Купол

Поэтому в данный момент службы проходят в здании бывшей часовни, в разное время побывавшей морозилкой, складом, пилорамой. Именно здесь берет свое начало новейшая история храма.



В 2005 году силами прихожан территория вокруг храма была расчищена, отремонтировано здание часовни, изготовлено внутреннее убранство.





В тот же год прошел первый крестный ход...



...и первое крещение.



С тех пор прихожане каждое воскресенье собираются, чтобы вместе помолиться. Раз в месяц-полтора службу проводит отец Леонид из Тарусы.



Во второй раз я приезжал через неделю, уже по приглашению. Воскресенье, 22 марта, стало важной датой в жизни Вознесенской церкви, в этот день здесь в третий раз прошло крещение, и храм обрел свои первые колокола.

В 9 утра началась служба.




Я, хотя и бывал в церкви за свою жизнь считанное количество раз, могу сказать, что служба в этой маленькой деревенской церкви воспринимается абсолютно иначе, нежели в более крупных храмах. Здесь ни у кого не играет мобильник, здесь никто не стесняется креститься, здесь нет случайных людей, нет шикающих бабуль-фанатичек, сюда никто не пришел только потому, что так надо. Каждому, кто сейчас здесь находится, вера помогает идти по жизненному пути.

Прихожане, в основном, уже люди в возрасте.







Но есть и дети.





Исповедь и причастие.





Во второй половине службы крестились шесть человек всех возрастов. Самый маленький человек до этого момента мирно спал на руках у будущей крестной.



С крестным отцом вышло сложнее, молодой человек хотел сначала креститься сам, и тут же стать крестным отцом. Но отец Леонид это не одобрил.



Как это ни печально, на поиски нового кандидата ушло не более пяти минут. Церемония тем временем продолжилась. Первым делом молодым людям показали как правильно креститься. Для девушек здесь же, в церкви, нашли платки. Чувствовалось, что даже нахождение в стенах храма дается молодым людям непросто.



Младенца крестили полным, взрослых неполным погружением.





По окончании службы отец Леонид рассказал, каким образом и в каких случаях нужно звонить в колокола, и вскоре уехал.



Затем мы долго беседовали с Виктором Владимировичем. Пока я фотографировал страницы составленного им альбома, он рассказывал про жизнь церкви, про постоянно возникающие трудности. В настоящее время все держится на старшем поколении, но уже сейчас из десяти человек, положивших начало возрождению храма, осталось только семь. Из-за сложности или даже невозможности реставрации, епархия не присылает постоянного настоятеля. Даже то, что уже есть, непросто сохранить, церковь дважды грабили, поэтому после службы все ценное приходится забирать домой до следующего воскресенья.

Сам Виктор Владимирович свободное время посвящает живописи, созданию макетов храмов, а на сбереженные с пенсии средства мечтает купить ширик или фишай для своего старого пленочного Зенита.







Остается лишь радоваться тому, что еще остались те, кому небезразлично происходящее вокруг, те, кто, несмотря на все трудности, находит в себе силы идти вперед. Им тяжело, но они не подают вида…

  • 1
Исключительно интересно! Спасибо!

Незадолго до гибели Марышкина имел честь с ним общаться. Так вот он интересные вещи рассказывал. В связи с тем, что ему приходилось часто общаться с поставщиками и производителями сельхозпродукции - подсолнечных, тыквенных семечек и проч., соответственно знал он сельхозкухню и весь рынок как Отче наш. Так вот он мне сказал, что совхозы в Центральной России сейчас находятся на огромном подъеме. Большинство владельцев - из тех, кто хочет трудиться - уже купили самую новую технику, получают огромные прибыли и уже не знают, куда деньги девать. Примем во внимание, что государство частично оплачивает солярку и текущие расходы. Конечно, это в первую очередь относится к Центральной России - там земля не жрётся с таким смаком, как в Подмосковье, в Тульской, Калужской и подобных областях. Вот тебе и умирающие колхозы, которые, по сути, умирают только у нас в Замкадье, из-за высоких цен на землю. Потому что всегда проще обанкротить совхоз и распродать по клочкам, чем вкладывать силы и средства в производство.

По словам этой тетеньки они и работают, чтобы колхоз не обанкротили и не распродали.

хм. а зачем им там ночной клуб? кто туда ходить будет?

ХЗ. Там вообще много чего происходит непонятного с точки зрения здравого смысла.

нда. это точно.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account